Главная » Материалы для РО » Дети

Право на религиозное образование

Инна Загребина 

Право на религиозное образование 

Право на религиозное образование является неотъемлемой частью свободы вероисповедания, гарантированной как нормами международного права, так и нормами российского законодательства. 

Так, в соответствии со статьей 6 Декларации о ликвидации всех форм дискриминации на основе религии или убеждений гарантируется, в том числе, свобода «вести преподавание по вопросам религии или убеждений в местах, подходящих для этих целей». 

Согласно статье 2 Протокола № 1 к Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод: 

«Государство при осуществлении любых функций, которые оно принимает на себя в области образования и обучения, уважает право родителей обеспечивать такое образование и такое обучение, которые соответствуют их религиозным и философским убеждениям». 

Более детальная регламентация религиозного образования установлена на уровне Федерального закон от 26.09.1997 г. № 125-ФЗ ≪О свободе совести и о религиозных объединениях≫ (далее — Федеральный закон ≪О свободе совести и о религиозных объединениях≫). 

В соответствии со статьей 5 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях»: 

1. Каждый имеет право на получение религиозного образования по своему выбору индивидуально или совместно с другими. 

2. Воспитание и образование детей осуществляются родителями или лицами, их заменяющими, с учетом права ребенка на свободу совести и свободу вероисповедания. 

3. Религиозные организации вправе в соответствии со своими уставами и с законодательством Российской Федерации создавать образовательные организации. 

4. По письменной просьбе родителей или лиц, их заменяющих, и с согласия детей, обучающихся в государственных или муниципальных образовательных организациях, указанные образовательные организации на основании решения коллегиального органа управления образовательной организации по согласованию с учредителями могут предоставлять религиозной организации возможность обучать детей религии вне рамок образовательной программы. 

5. Религиозные объединения вправе осуществлять обучение религии и религиозное воспитание своих последователей в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, в формах, определяемых внутренними установлениями религиозных объединений. Обучение религии и религиозное воспитание не являются образовательной деятельностью. 

Следует обратить внимание на то, что российское законодательство не дает определения понятия «религиозное образование». Однако, как отмечает профессор Шахов М.О., путем системного толкования положений вышеуказанного закона можно выделить следующие его виды: 

1. обучение религии и религиозное воспитание детей родителями или лицами, заменяющими их (ст. 5, п. 2 ФЗ «О свободе совести…»); 

2. обучение религии и религиозное воспитание последователей религиозного объединения (взрослых или детей; членов, участников религиозного объединения или собирающихся вступить в него); 

3. обучение религии и религиозное воспитание в учрежденных религиозными организациями образовательных учреждениях; 

4. профессиональное духовное образование будущих священнослужителей и религиозного персонала в духовных образовательных учреждениях1. 

Таким образом, религиозное образование — понятие сложное и многогранное. Можно констатировать, что религиозное образование соотносится с правом на обучение религии и религиозным воспитанием своих последователей как родовое и видовое понятия, как общее и частное. 

Анализ норм действующего законодательства о свободе совести позволяет нам выделить следующие права в сфере религиозного образования: 

Права граждан: 

Право каждого на получение религиозного образования по своему выбору индивидуально или совместно с другими. 

Право родителей, или лиц, их заменяющих осуществлять воспитание и образование детей по своему усмотрению, с учетом права ребенка на свободу совести и свободу вероисповедания. 

Права религиозного объединения: 

Право религиозной организации в соответствии со своими уставами и с законодательством Российской Федерации создавать образовательные организации (централизованные религиозные организации в соответствии со своими уставами имеют исключительное право создавать духовные образовательные организации для подготовки служителей и религиозного персонала религиозных организаций посредством реализации образовательных программ на основании лицензии на осуществление образовательной деятельности2) 

Право на обучение детей религии в государственных или муниципальных образовательных организациях (предусмотрен строгий порядок согласования: по письменной просьбе родителей или лиц, их заменяющих, и с согласия детей, обучающихся в государственных или муниципальных образовательных организациях, указанные образовательные организации на основании решения коллегиального органа управления образовательной организации по согласованию с учредителями могут предоставлять религиозной организации возможность обучать детей религии вне рамок образовательной программы). 

Право религиозных объединения осуществлять обучение религии и религиозное воспитание своих последователей. 

Говоря о правоприменительной и судебной практике по данной категории дел, следует отметить искаженное понимание правоприменителями содержания понятий «религиозной образование», «обучение религии», «религиозной воспитание последователей» «духовное образование». Отсутствие в законе четких определений которых неоднократно приводило к нарушению прав верующих и ликвидации религиозных организаций, деятельность которых, по мнению надзорных и судебных органов подпадала под понятие «образование» и осуществлялась без надлежащей лицензии, что и являлось формальным основанием для ликвидации религиозной организации. 

Так, например, 20 февраля 2002 г. Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа оставил в силе в последней инстанции решение Арбитражного суда Ярославской области от 20 декабря 2001 г. 

Указанным решением суда было отказано в удовлетворении заявления прокурора о выдаче предписания с требованием прекратить образовательную деятельность без лицензии в воскресной школе (медресе) Исламской религиозной организации мусульман г. Ярославля. Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа указал на то, что образовательный процесс в медресе не сопровождался итоговой аттестацией и выдачей документа об образовании и, следовательно, не подпадал под действие Закона «Об образовании». 

Другой показательный случай с длительными судебными баталиями произошел в Чувашии. 28 мая 2007 г. прокурор г. Новочебоксарска возбудил производство по делу об административном правонарушении в отношении директора религиозная организация «Библейский центр христиан веры евангельской (пятидесятников) Чувашской Республики» (далее, Библейский центр) за осуществление образовательной деятельности без специального разрешения (лицензии). 10 июля 2007 г. мировой судья судебного участка N 4 г. Новочебоксарска заслушал обвинение и признал директора виновным в указанном правонарушении. 

При этом, суд не принял во внимание довод директора о том, что деятельность Библейского центра не подпадала под определение, содержащееся в Законе «Об образовании», 

и установил, что определение «не может быть использовано для описания образовательной деятельности, которая проводится в нарушение Закона об образовании». На директора был наложен штраф в размере 10 000 рублей. 

31 июля 2007 г. Новочебоксарский городской суд оставил без изменения решение суда первой инстанции, кратко изложив свою позицию, без подробного рассмотрения доводов директора. 

По параллельно рассматриваемому делу 10 июля 2007 г. тот же городской суд признал Библейский центр виновным в административном правонарушении, выразившемся в нарушении санитарно-гигиенических норм и правил по всем пунктам, указанным Государственной противопожарной службой и Роспотребнадзором. Городской суд выдал предупреждение. 

2 августа 2007 г. Верховный суд Чувашской Республики в краткой форме отклонил жалобу Библейского центра, в которой последний утверждал, что санитарные нормы, обязательные для государственных учебных заведений, неприменимы к воскресной школе и Библейскому колледжу. 

28 мая 2007 г. прокурор г. Новочебоксарска подал заявление о ликвидации Библейского центра. В основу его требования были положены результаты двух проведенных проверок, описанных выше, и утверждение о незаконности образовательной деятельности, проводимой Библейским колледжем и воскресной школой. По его мнению, такая деятельность «нарушала право неопределенного круга лиц на получение образования в условиях, гарантирующих безопасность, улучшение здоровья и возможность противостоять негативному влиянию вредных факторов». 

В своем отзыве на заявление прокурора директор Библейского центра утверждал, что центр проводил только религиозное обучение своих последователей и не занимался официальной образовательной деятельностью. Он просил суд отказать в удовлетворении заявления и указывал на то, что суд вправе вынести частное определение об обязании Библейского центра привести свою деятельность в соответствие с требованиями закона. Он указывал, что в ответ на заявление прокурора Библейским центром были незамедлительно утверждены Правила обучения в форме лекций и семинаров, в которых исключалось использование таких допускающих двоякое толкование терминов, как «колледж», «диплом» и прочие. 

Прокурор г. Новочебоксарска принимал участие в судебном заседании 3 августа 2007 г. Отвечая на вопросы директора Библейского центра, он признал, что целью первоначальных проверок было выявление в деятельности Библейского центра признаков экстремизма и что он подал представление о его ликвидации, поскольку «это входит в его компетенцию». 

Представитель управления юстиции, принимавший участие в заседании в качестве третьего лица, заявил, что в Чувашской Республике были зарегистрированы 270 религиозных организаций. Когда ее спросили, имелись ли лицензии у этих организаций для их воскресных школ, она ответила, что большинство из них относилось к Православной церкви, что давало им право вести такую деятельность на основании «стандартного православного устава». 

3 августа 2007 г. Верховный суд Чувашской Республики принял решение о ликвидации организации-заявителя и ее исключении из Единого государственного реестра юридических лиц. Изучив документы из архива Средне-Волжского библейского колледжа, суд признал, что частично деятельность колледжа заключалась в проведении одноразовых семинаров и конференций, для чего лицензия не требуется. Тем не менее организационная структура Библейского колледжа, расписание занятий, трудовые договоры с преподавателями, списки студентов и выдаваемые им дипломы стали для Верховного суда очевидным свидетельством того, что колледж осуществлял образовательную деятельность, для ведения которой необходимо специальное разрешение (лицензия). Ни Библейский центр, ни Библейский колледж не были зарегистрированы в качестве образовательных учреждений и не получали лицензий на ведение образовательной деятельности. 

Что касается воскресной школы, Верховный суд установил, что содержание и характер религиозного образования среди детей определяются религиозной организацией, которая проводит такое обучение. Вместе с тем материальные условия религиозного образования должны быть совместимы с санитарно-гигиеническими нормами и иными требованиями, предъявляемыми к образовательным учреждениям. Верховный суд решил, что вышеуказанные решения суда от 10 и 31 июля 2007 г., которые получили преюдициальное значение, в достаточной степени доказывают, что Библейский колледж осуществлял образовательную деятельность без требуемой лицензии и что условия, в которых обучались студенты в воскресной школе и Библейском колледже, не соответствовали санитарным стандартам. 

Верховный суд постановил, что проводившаяся организацией-заявителем без лицензии образовательная деятельность привела к «грубому длящемуся нарушению» требований Закона «Об образовании» и Закона о религии и, руководствуясь пунктом 2 статьи 61 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее —ГК РФ) и пунктом 1 статьи 14 Закона о религии, принял решение о ликвидации религиозной организации. 

16 октября 2007 г. Верховный Суд Российской Федерации, заседая коллегией из трех отказал Библейскому центру в удовлетворении кассационной жалобы на решение о ликвидации, отклонив доводы, изложенные в жалобе, без их подробного рассмотрения. 

Не добившись в национальных судах защиты своих прав, Библейский центр был вынужден подать жалобу в Европейский суд по правам человека (далее ЕСПЧ). 

12 июня 2014 г. ЕСПЧ вынес Постановление по данному делу в защиту Библейского центра, в котором указал что, «...право верующих на свободу вероисповедания которое включает право исповедовать свою религию совместно с другими охватывает ожидание того, что верующим будет позволено свободно собираться в отсутствие произвольного государственного вмешательства Решение о ликвидации религиозного объединения приравнивается к вмешательству в право на свободу религии в соответствии со статьей 9 Конвенции истолкованной в свете права на свободу объединения провозглашенного в статье 11 Конвенции (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу “Религиозная община “Свидетели Иеговы” в г Москве против Российской Федерации ”, §§ 99 —103, с дополнительными отсылками. 

«…» 

Организация заявительница учредила Библейский колледж и воскресную школу в1996 году и беспрепятственно управляла ими более 11 лет Вопреки утверждениям властей Российской Федерации не было представлено доказательств — ни во внутригосударственном разбирательстве, ни в Европейском Суде — что в период с1996 по 2007 год они привлекались к ответственности за какие-либо нарушения или официально информировались о необходимости получения лицензии для осуществления деятельности. 

Европейский Суд далее отмечает, что федеральный суд еще в 2002 году постановил, что обучение последователей в воскресной школе не относится к сфере действия Закона об образовании и не требует лицензии (см. § 37 настоящего Постановления. Кроме того, во внутригосударственном разбирательстве было заявлено, что в период, относящийся к обстоятельствам дела, другие религиозные организации в Чувашской Республике не имели лицензий на деятельность своих воскресных школ (см. § 24 настоящего Постановления. 

«…» 

Что касается довода властей Российской Федерации о том что вопрос о наличии иных возможностей, помимо ликвидации организации заявительницы не имел значения для дела, поскольку суды страны имели формальные основания для принятия решения о ликвидации организации заявителя Европейский Суд напоминает, что для того, чтобы мера считалась пропорциональной и необходимой в демократическом обществе, должны отсутствовать иные средства достижения той же цели, которые будут сопряжены с менее серьезным вмешательством в соответствующее фундаментальное право 

«…» 

«…» 

Наконец Европейский Суд напоминает, что характер и суровость примененной санкции являются факторами которые необходимо учитывать при оценке соразмерности вмешательства (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу “Партия“ Рефах”(Партия Благоденствия и другие против Турции”(Refah Partisi (the Welfare Party) and Others v. Turkey), жалобы N 41340/98, 41342/98, 41343/98 и41344/98, § 133, ECHR 2003-II). 

До принятия решения о ликвидации Организация заявительница существовала и законно действовала в Чувашской Республике в течение более чем 15 лет с1991 по 2007 год Принятое внутригосударственными судами решение о ликвидации организации заявительницы имел последствия в виде лишения ее право субъектности и запрета осуществления прав, вытекающих из статуса юридического лица, так их как права владения имуществом или его аренды, пользования банковскими счетами и обеспечения судебной защиты общины, ее членов и имущества которые как последовательно указывал Европейский Суд имеют важное значение для осуществления права исповедовать свою религию «…» 

Учитывая выше изложенное, Европейский Суд полагает, что ликвидация организации заявителя не была необходимой в демократическом обществе. 

Соответственно, имело место нарушение статьи 9 Конвенции истолкованной во взаимосвязи со статьей 11 Конвенции3. 

Следующей «жертвой» неправильного применения закона органами власти стала религиозная организация Местная религиозная организация «Объединенная Методистская Церковь» г.Смоленска, которая 24 марта 2008 года была также ликвидирована по иску Смоленской областной прокуратуры, основанному на якобы незаконной образовательной деятельности совершаемой церковью методистов. В вину церкви ставилось то, что она организовала воскресную школу «Наши сердечки», у которой не было лицензии на образовательную деятельность. 

10 июня Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда России вынесла определение отменить решение Смоленского областного суда от 24 марта 2008 года и приняла новое решение — отказать в удовлетворении заявления прокурора о ликвидации. 

При этом ВС РФ отметил, что нижестоящие судебные инстанции неправильно истолковали нормы материального права, дали свое толкование понятию образовательная деятельность, которое не соответствует определению понятия образования, приведенному в законе, а также не учли, что в соответствии с пунктом 2 «Положения о лицензировании образовательной деятельности» не подлежит лицензированию образовательная деятельность в форме разовых лекций, стажировок, семинаров и других видов обучения, не сопровождающаяся итоговой аттестацией и выдачей документов об образовании или квалификации и допустили существенное нарушение норм процессуального права при оценке доказательств, произведя их с нарушением требований ст.67 ГПК РФ. Поскольку из материалов дела следует, что обучение детей религии в созданной Церковью в Воскресной школе, которая не является юридическим лицом, не сопровождалось завершением обязательной итоговой аттестацией и выдачей документа об образовании или квалификации, то указанный вид обучения не подпадает под данное в Законе РФ «Об образовании» понятие образовательной деятельности, право на ведение которой требует получения лицензии и поэтому у суда не было оснований, предусмотренных законом для вывода о том, что обучение детей религии в указанной Воскресной школе является образовательной деятельностью и данный вывод суда Судебная коллегия считает ошибочным. 

Также ВС РФ в своем решении отметил, что церковь осуществляет свою деятельность в соответствии с Уставом, а созданная при ней детская Воскресная школа не является профессиональным религиозным учреждением подлежащим лицензированию в силу ст. 19 Федерального закона от 26 сентября 1997 года №125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» для подготовки служителей и религиозного персонала, а служит для обучения религии и религиозного воспитания последователей Местной религиозной организации «Объединенная Методистская Церковь», то выявленные нарушения требований санитарно-эпидемиологического законодательства при организации учебного процесса в указанной школе не могут служить основанием, предусмотренным законом для ликвидации религиозной организации. 

В Определении также было отмечено, что судом была допущена ошибка в применении норм материального и процессуального права, в связи с чем, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации посчитала необходимым отменить решение суда и, не передавая дело на новое рассмотрение, вынесла по делу новое решение об отказе в удовлетворении заявления прокурора Смоленской области. 

Таким образом, в обоих случаях государственными органами были неправильно определены обстоятельства имеющие значения для дела, неправильно дана оценка происходящему, неправильно применены нормы и, как следствие, вынесены неправомерные решения. 

Как в первом случае, так и во втором, органы посчитали, что религиозными организациями осуществляется образовательный процесс, правовое регулирование которого осуществлялось в соответствии с действующим на тот момент Законом «Об образовании» требующем наличие лицензии на образовательную деятельность. Между тем, деятельность обеих церквей не попадала под действие данного закона, а являлась не чем иным, как реализацией права на свободу вероисповедания в форме обучения религии и религиозного воспитания своих последователей. Таким образом, деятельность религиозных организаций полностью соответствовала действующему законодательству. 

Обучение религии и религиозное воспитание своих последователей 

Согласно п. 1 ст. 6 Федерального закона от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» признаками религиозного объединения являются: 

•вероисповедание; 

•совершение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний; 

•обучение религии и религиозное воспитание своих последователей. 

Таким образом, обучение религии и религиозное воспитание своих последователей является одним из важнейших признаков религиозного объединения. При этом следует особо подчеркнуть, что в силу пункта 5 статьи 5 вышеуказанного закона религиозные объединения вправе осуществлять обучение религии и религиозное воспитание своих последователей в формах, определяемых внутренними установлениями религиозных объединений и обучение религии, и религиозное воспитание не являются образовательной деятельностью. 

Возможность религиозных объединений самостоятельно управлять своими делами — одна из ключевых гарантий действующего законодательства. Только само религиозное объединение может устанавливать формы и сущность обучения религии. 

Согласно статье 15 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», религиозные организации действуют в соответствии со своими внутренними установлениями, если они не противоречат законодательству Российской Федерации, и обладают правоспособностью, предусматриваемой в их уставах. 

То есть, формы обучения религии могут быть предусмотрены уставом религиозной организации, что даст последней дополнительные гарантии в учреждении и функционировании, например, воскресной школы. 

Как отмечает профессор М.О. Шахов, внутренние установления религиозных организаций должны соответствовать их уставам. В частности, закон указывает, что религиозные организации, чтобы действовать в соответствии со своими внутренними установлениями, должны обладать предусмотренной уставом правосубъектностью. Это означает, что религиозная организация не вправе осуществлять деятельность, не предусмотренную ее уставом, хотя бы эта деятельность и основывалась на внутренних установлениях организации4. 

Государство, со своей стороны, уважает внутренние установления религиозных организаций, если указанные установления не противоречат законодательству Российской Федерации». 

Данная позиция законодателя подтверждается и судебной практикой. 

Так, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в вышеуказанном своем Определении от 10 июня 2008 года по делу о ликвидации Местной религиозной организации «Объединенная Методистская Церковь» г. Смоленска одним из пунктов обосновывающим правомерность деятельности воскресной школы, указала, что 

«Уставом Церкви предусмотрено, что ее задачами являются, в частности обучение религии и религиозное воспитание своих последователей в чистоте евангельского учения и духовного единства на добровольной основе через общественные Библейские классы и Воскресные вероучения; содействие приходам в развитии системы подготовки служителей для ведения Воскресных литургических богослужений в приходских часовнях, системы духовного образования в общественных Библейских классах и Воскресных школах». 

Таким образом, подтвердив право церкви самой решать, в какой форме обучать своих последователей и устанавливать эти формы своими внутренними установлениями без всякого вмешательства государства в данную сферу. 

Сразу оговоримся, что действующие законодательство не содержит в себе определение понятия «внутренние установления» и не требует обязательной формализации внутренних установлений в виде какого-либо документа. Однако в случае судебного разбирательства, внутренние установления, облеченные в письменную форму, являются важнейшими доказательствами правомерности действий религиозного объединения. 

Так, например, Русская Православная Церковь Московского Патриархата (далее, РПЦ МП) утвердила Положение о деятельности воскресных школ (для детей) Русской Православной Церкви на территории Российской Федерации имеющее рамочный характер и регулирующее деятельность, с учетом ситуации на местах5. Также Определением Священного Синода Русской Православной Церкви от 27 декабря 2011 года был утвержден Документ «О религиозно образовательном и катехизическом служении в Русской Православной Церкви». Таким образом, внутренние установления приобрели характер локально-нормативного акта. 

Следует подчеркнуть, что Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» определяет лишь общие параметры права религиозных объединений на обучение религии и религиозное воспитание, тогда как специфика и детализация организации обучения в различных формах, например, воскресных школ и особенности их правового статуса осуществляется на уровне внутренних установлений религиозных объединений. 

Исходя из вышеизложенного, в целях использования более широких возможностей для осуществления своих прав, рекомендуем религиозным организациям в своих уставах указывать следующую формулировку: 

«обучение религии и религиозное воспитание своих последователей осуществляется в формах, предусмотренных внутренними установлениям и религиозной организации 

Таким образом, вопросы определения видов и форм обучения религии, а также критериев отнесения к тем или иным видам останутся открытыми, что позволит религиозной организации иметь более широкие возможности в данной сфере. 

Между тем, для минимизации возможных проблем с органами государственной власти рекомендуем детские и подростковые служения организовывать в форме воскресных школ. 

 

Категория: Дети |
avatar