Главная » Материалы для РО » Недвижимость

Передача религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности

Михаил Олегович Шахов

Передача религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности

(глава из книги «Правовые основы деятельности религиозных объединений в Российской Федерации. М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2019)

Статьи 21 и 22 Федерального закона «О свободе совести…» установили норму о безвозмездной передаче находящегося в государственной или муниципальной собственности имущества религиозного назначения в качестве правового основания передачи, осуществляемой органами, уполномоченными распоряжаться соответствующим государственным имуществом. Таким образом, эта передача государственного или муниципального имущества признается не противоречащей конституционному принципу отделения религиозных объединений от государства.

Это имущество было ранее национализировано советской властью, изъято у владевших им религиозных объединений. Однако те юридические лица, которые им владели, были ликвидированы на основании Декрета Совнаркома РСФСР от 23.01.1918 «Об отделении церкви от государства и школы от церкви», а вновь созданные после 1990 года религиозные организации не являются их правопреемниками с гражданско-правовой точки зрения. Поэтому рассматриваемая нами передача имущества не является реституцией, хотя этот термин часто неправильно употребляется в публикациях СМИ на данную тему. Реституция — это возвращение имущества прежнему собственнику или его правопреемнику (например, наследнику физического лица). Поэтому ФЗ «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности» не использует термины «возвращение» или «реституция» имущества.

Основной конституционный принцип отделения религиозных объединений от государства предполагает отсутствие государственного финансирования или иных форм материальной поддержки государством религиозных объединений. Однако передача изъятого советской властью имущества служит восстановлению исторической справедливости. Передача религиозным организациям имущества религиозного назначения из государственной или муниципальной собственности соответствует международным обязательствам Российской Федерации. В частности, в Заключении Парламентской Ассамблеи Совета Европы № 193 (1996 г.) по заявке России на вступление в Совет Европы отмечается, что

«10. Парламентская Ассамблея принимает к сведению, что… Россия намерена: …XII) в кратчайшие сроки возвратить собственность религиозных организаций»[1].

Передача культовых зданий и иного имущества религиозного назначения религиозным организациям осуществлялась и в Советском Союзе (в очень скромных масштабах, наряду с закрытием культовых зданий и прекращением деятельности религиозных обществ), и, гораздо более интенсивно, в постсоветский период истории России.

Но вплоть до принятия Федерального закона от 30.11.2010 «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности» № 327-ФЗ в правовом регулировании процесса передачи был ряд существенных пробелов, восполненных только с принятием данного закона:

1) не существовало точного определения, какое именно имущество относится к имуществу религиозного назначения и, соответственно, может быть безвозмездно передаваемо религиозным организациям;

2) отсутствовали критерии, по которым уполномоченный орган власти определял, следует ли удовлетворить заявление религиозной организации о передаче имущества или же отказать в его передаче. Фактически принятие решения оставлялось на произвольное усмотрение уполномоченного органа;

3) не было с достаточной четкостью сформулировано положение об обязанности государственных или муниципальных органов финансово и организационно обеспечить высвобождение имущества (прежде всего зданий, строений) религиозного назначения от расположенных в них предприятий, учреждений, проживающих граждан. В результате в передаче имущества отказывалось по причине (или под предлогом) отсутствия средств для его высвобождения;

4) отсутствовали критерии, по которым уполномоченный орган власти определял, следует ли передать имущество в собственность или же в безвозмездное пользование религиозной организации. Был определен только круг объектов, не подлежащих отчуждению из государственной собственности. В остальном, при теоретической возможности передачи имущества в собственность, фактически 100 % культовых зданий из нескольких тысяч переданных религиозным организациям в 1990–2010 годах были предоставлены им в безвозмездное пользование. Несмотря на неоднократные обращения религиозных организаций, передача имущества в их собственность ограничивалась единичными случаями.

 

Федеральный закон «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности» определяет в статье 2 имущество религиозного назначения (далее — ИРН) как

«недвижимое имущество (помещения, здания, строения, сооружения, включая объекты культурного наследия (памятники истории и культуры) народов Российской Федерации, монастырские, храмовые и (или) иные культовые комплексы), построенное для осуществления и (или) обеспечения таких видов деятельности религиозных организаций, как совершение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний, проведение молитвенных и религиозных собраний, обучение религии, профессиональное религиозное образование, монашеская жизнедеятельность, религиозное почитание (паломничество), в том числе здания для временного проживания паломников, а также движимое имущество религиозного назначения (предметы внутреннего убранства культовых зданий и сооружений, предметы, предназначенные для богослужений и иных религиозных целей)».

Особое внимание следует обратить на то, что основным признаком для отнесения недвижимого имущества к ИРН является то, что оно изначально было построено для обеспечения деятельности религиозных организаций. Кто был собственником ИРН до его национализации, за чей счет оно было создано, равно как и последовавшее изменение его функционального назначения, перестройка, переделка в нерелигиозный объект, не влияют на разрешение вопроса, подпадает ли конкретное здание под понятие ИРН. То обстоятельство, что церковное здание после его национализации было использовано в мирских целях, перестроено, учтено в технической документации как имеющее иное назначение, нежели первоначальное религиозное, не может быть основанием для отказа признать его имуществом религиозного назначения. В то же время не всякое имущество, принадлежавшее той или иной религиозной организации до национализации, признается ИРН.

Арбитражный суд Ростовской области в решении по делу № А53-34447/15 от 10 октября 2016 года указал, что

Скачайте полную версию статьи в формате PDF.


[1] Религиозные объединения. Свобода совести и вероисповедания. Нормативные акты, судебная практика, заключения экспертов. М., 2012. C. 55.

Категория: Недвижимость |
| Теги: недвижимость
avatar